Лента новостей

Исчерпывающая и актуальная информация, собранная службой "RegionNews" со всего света.

Загрузка новости...

sivickij_karbalevich_bogdan_ijul14_004

Нейтралитет Беларуси — миф или реальность? Может ли Беларусь стать по-настоящему нейтральной страной и какие красные линии нарисовала Россия на этом пути? Об этом спорили эксперты и политологи 29 июня на конференции Центра Острогорского в Минске о белорусской внешней политике на современном этапе.

Со своим докладом о природе белорусского нейтралитета выступил аналитик Центра Острогорского Сергей Богдан. По его мнению, склонность Беларуси к нейтральной линии поведения стала проявляться еще в 90-е. Для начала в Конституцию вошло положение о стремлении к нейтралитету.

— К 1994 году мы имеем аморфную массу, где непонятно, где начинается Беларусь и начинается Россия. Внешняя политика Минска не оформлена.

Затем Беларусь выступает с инициативой безъядерной зоны в регионе, вступает в Движение неприсоединения.

— До начала 2000-х годов власти пытались выстраивать модель привилегированного союзника России. Но чем дальше, тем больше появлялось проблем. Сменилось руководство России, Путин отходил от имперских идей. С другой стороны, в это же время к границам Беларуси подходит НАТО и ЕС, становятся нашими соседями. Больше нельзя было также кричать про сражение с Западом, как это делалось в 90-е.

Затем начинается поиск новой, более нейтральной модели, отмечает эксперт.

— Это был механизм выживания белорусской системы, попытки дистанцироваться и от этих, и от этих. Позиция с годами становится все более последовательной и касается не только отношений с Россией. Получалось сохранять связи с враждующими странами: Ираком при Хусейне и Ираном, Израилем и Ираном с Сирией, Азербайджаном и Арменией.

С 2006 года этот тренд стал стабильнее, отмечает Богдан. Белорусская власть налаживает отношения с прозападными постреволюционными правительствами Грузии и Украины, отказ присоединиться к позиции Москвы по российско-грузинской войне 2008 года, непризнание Южной Осетии и Абхазии, сотрудничество с опальным российским олигархом Борисом Березовским, поиск альтернативных поставщиков нефти (Азербайджан, Венесуэла), принятие свергнутого президента Кыргызстана Курманбека Бакиева, непризнание присоединения Крыма, отказ поддержать Россию в конфликте на востоке Украины и с Турцией.

— В вопросах национальной безопасности есть лимиты нейтральности, потому что Беларусь размещена в непосредственной близости от Москвы и центральных регионов.

Тем не менее, отметил Богдан, Минску удалось не допустить размещения в Беларуси российской авиабазы и занять твердую позицию по развертыванию американской ПРО: российские тактические ракетные комплексы могут появиться в Беларуси, только если они будут переданы белорусской армии.

Минск также диверсифицировал военно-техническое сотрудничество, в частности, развивает его с Китаем и Украиной.

— Ситуация сегодняшней Беларуси сравнима с Финляндией после Второй мировой войны. Важно рассматривать нейтралитет как возможную опцию из-за геополитического положения Беларуси. Оно не оставляет выбора. Беларусь может сохраниться как жизнеспособная страна либо как нормальный союзник, а не вассал России, либо построив какую-то модель нейтральности.

Оппонировал Сергею Богдану политический обозреватель «Радыё «Свабода» Валерий Карбалевич.

— Россия — страна с имперским сознанием, в которой сегодня доминирует идеология реванша. Она не жалеет денег на контроль прилежащих территорий. С другой стороны Беларуси есть Евросоюз. Он не только не похож на империю, но и не похож на образование с выраженной внешней политикой. Как говорят некоторые эксперты, ЕС — экономический гигант и политический карлик.

По мнению Карбалевича, Россия никогда не признает официальную или институциализированную нейтральность Беларуси.

— За 20 лет отношений между Украиной и Россией у них было много конфликтов: торговые войны, Украина сбивала российский самолет, идеологические конфликты во время Ющенко. Но Россия перешла к силовому сценарию, только когда Украина поставила на повестку дня договор об ассоциации с Евросоюзом.

Эксперт уверен, что для Беларуси красная линия — выход из интеграций, созданных Россией: ОДКБ, ЕАЭС или Союзного государства.

Карбалевич не согласился со сравнением Беларуси и послевоенной Финляндии.

— Дело даже не в том, что Беларусь куда больше зависит от России — экономически, политически, культурно, нейтрально — чем в свое время Финляндия. Дело в том, что дрейфу Беларуси на Запад препятствует созданная социально-экономическая модель.

Для уменьшения зависимости от России нужны рыночные реформы, чтобы экономика могла работать без российских энергетических льгот, объясняет политолог. Но на это сегодняшнее белорусское руководство не готово.

Сергей Богдан в свою очередь заявил, что для нейтральности Беларуси не нужно выходить из интеграционных объединений типа ОДКБ и ЕАЭС.

— Судя по тому, как они развиваются, я могу представить себе такой сценарий, когда можно просто расшатывать изнутри их рамки и они умрут своей смертью. В мире есть множество таких квазиинтеграционных объединений.

Он подчеркнул, что оба варианта, которые он предложил (союзничество с РФ и нейтралитет), не предполагают каких-то антироссийских жестов.

— Целью должно быть построение самостоятельной, жизнеспособной, свободной Беларуси, а не бросание вызова Кремлю. При нейтралитете должно быть понимание, что у России есть легитимные интересы.

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий не согласился с обоими экспертами и высказал мнение, что в глазах России Беларусь уже перешла красную линию.

— Для Москвы это совсем не типичная ситуация с психологической точки зрения. Они никогда не ждали, что Беларусь начнет нормализацию отношений с Западом, а Россия сама останется в изоляции. Они всегда считали, что Беларусь будет вечно изолированной от Запада, и с этой точки зрения не было угрозы потерять влияние на Беларусь.
Источник: http://news.tut.by/politics/502535.html

 

 

Оставить комментарий

css.php