(Друкуємо мовою оригіналу)

Проверки по месту регистрации, привязка соцвыплат к справке переселенца, мизерные «переселенческие», отсутствие помощи с жильем, «украденное» право голоса на выборах, резкие характеристики министра соцполитики – так сейчас Украина относится к переселенцам. Откуда такое отношение и как его поменять? Это в эфире Радио Донбасс.Реалии обсудили медиа-координатор программы «Советник по вопросам ВПЛ» Александр Кореньков и менеджер программы «Советник по вопросам ВПЛ» Валерия Вершинина.

– Что-то меняется в этом отношении или такой сплошной негатив, Украина как государство не любит переселенцев?

Валерия Вершинина: Не существует одной единой Украины как гомогенного общества, которое исповедует один взгляд. Есть определенные негативные факторы, но есть много моментов, которые свидетельствуют, что многие украинцы достаточно позитивно относятся к внутренне перемещенным лицам.

Более 60% украинцев не поддерживают идею блокировки выплат для переселенцев

Например, недавнее исследование «Кальмиусской группы» показало, что более 60% не поддерживают идею блокировки выплат для переселенцев и считают необходимым выплаты пенсий жителям оккупированных территорий.

Государственная политика на данный момент дружественна оккупантам, потому что сегрегация населения, разделение на своих и чужих выгодна террористическим группировкам «ЛДНР» и их кураторам со стороны агрессора.

Люди намеренно переключают на каналы так называемых «ЛДНР», потому что там дают позитивный контент

Александр Кореньков: На последнем «Донбасс Медиа Форуме» медиа эксперты заявляли, что часто люди, которые проживают на прифронтовых территориях, намеренно переключают на каналы так называемых «ЛНР» и «ДНР, потому что там дают позитивный контент. А на украинских телеканалах много негатива, в том числе дискриминации.

Слушатель, Макеевка: Переселенцам по закону отменили проверки по месту регистрации, но всех проверяют.

Валерия Вершинина: Было отменено не все постановление, а лишь его несколько частей. И это привело к неоднозначной ситуации, с одной стороны, проверки уже незаконны, а с другой стороны, часть постановления, которая говорит, что решение принимается на основании акта, все еще действует. Возникает вопрос, как не проводить проверки места жительства, при этом иметь вот этот акт.

Управление труда и соцзащиты оказались в определенной мере заложниками, потому что уже не имеют права проводить проверки, но должны выполнять остальные элементы, которые остались в постановлении.

Валерия Вершинина, менеджер программы «Советник по вопросам ВПЛ»

– Идет дегуманизация, язык вражды, дискриминация переселенцев. Можно ли сказать, что Украина проводит такую политику?

Александр Кореньков: Есть государство Украина, которое по факту дискриминирует собственных граждан, не только переселенцев, а и тех, кто остался на оккупированной территории.

По данным Международной организации миграции, только 13% опрошенных переселенцев сказали, что они ощущают дискриминацию в местных громадах. В то время, если смотреть как государство относится к переселенцам, то куда не глянь, везде дискриминация. Почему, мы не знаем. Возможно, чиновникам так проще работать, когда есть внутренний враг и его можно винить во всех проблемах.

– Как сами переселенцы воспринимают всю эту ситуацию? Влияет ли отношение государства на отношение переселенцев к стране, если в целом?

Александр Кореньков: Мы с Валерией – сами переселенцы, мы можем сказать и от себя.

Есть разные категории переселенцев. Больше половины – пенсионеры, им труднее, чем молодым людям, как нам, которые могут сами устроиться на работу. В 2014-2015 годах были проблемы найти жилье, устроиться на работу, сейчас полегче. Но есть другие проблемы, например, буллинг (травля – ред.) в учебных заведениях, когда в школах детей дискриминируют.

Александр Кореньков, медиа-координатор программы «Советник по вопросам ВПЛ»

Александр Кореньков, медиа-координатор программы «Советник по вопросам ВПЛ»

– Можно ли добиться какой-то ответственности чиновников?

Валерия Вершинина: Политика гиперболизированной проверки, политика дисбаланса между реальной потребностью в проверках и тем, что проводится. Она была начата не Андреем Ревой, предыдущим министром социальной политики, который получил повышение и стал вице-премьер-министром по социальным вопросам. Надо полагать, что это политика Кабинета министров, и за такую политику чиновники получают поощрение.

– Ради экономии бюджета?

Зачем платить переселенцам, которые будут тратить деньги на товары оккупантов

Валерия Вершинина: В общении с несколькими народными депутатами мы слышали тезис, что зачем платить переселенцам, которые будут тратить деньги на товары оккупантов, в то время как мы эти деньги можем пустить на что-то более полезное, сделать что-то лучшее для Украины.

Во-первых, украинские товары с оккупированных территорий исчезли не силами наших врагов, а тут мы сделали им такой подарок, объявив блокаду.

Во-вторых, деньги переселенцев, в частности, пенсии нельзя просто украсть. Конечно же, чиновники мечтают, что их можно не заплатить сейчас, не заплатить завтра – и люди как-то забудут. Но долг накапливается, и если сейчас мы имеем возможность его погашать и оставаться стабильными, то через некоторое время размер долга будет таким, что может повторится ситуация 1990 годов.

Слушательница, переселенка из Широкино: Из Широкино нас выгнали в начале 2015 года, расстреливали наши дома. Мы не считаем себя переселенцами, а беженцами. Мы видели, как заезжали эти бандиты, но это не интересовало ни полицию, ни СБУ. Наши документы не передали, наши вопросы не решает государство.

Валерия Вершинина: Когда мы с мужем поняли, что рядом с нашей квартирой в Донецке вероятнее всего живут молодые люди из Ростова, мы сообщали об этом в полицию и СБУ, все это было проигнорировано. А через несколько недель Донецкая областная администрация была захвачена.

Фонда социального жилья как такового нет, института эвакуации тоже нет.

– Стоит ли переселенцам рассчитывать на компенсацию?

Не существует закона, который сейчас бы регулировать порядок компенсации за разрушенное жилье

Валерия Вершинина: Не существует закона, который сейчас бы регулировать порядок компенсации за разрушенное жилье.

Есть несколько проектов, но нет предпосылок, чтобы появился механизм компенсации.

Оккупанты действительно целенаправленно разрушают гражданские дома.

– Многие переселенцы добиваются от государства жилья. Чем они мотивированы? Многие переселенцы уже как-то обустроились.

Александр Кореньков: Я бы не делил, потому что я сам снимаю квартиру, и когда появилась программа «50 на 50», я тоже пытался стать на эту очередь. Но увидел полторы тысячи человек передо мной, понял, что государство в ближайшие тысячу лет мне не поможет купить жилье.

Люди хотят решить эту проблему. У нас социального жилья в Украине нет, государственные программы не работают.

Валерия Вершинина: Переселенцы не требуют это жилье, они требуют возможности получения льготных кредитов на жилье и доступа к ресурсам кредитования. У меня прописка: город Донецк, и ни один банк не даст мне кредит. Не существует нормативного документа, который бы сказал, что они не могут этого сделать, это дискриминация.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here